Сперва нам все казалось так плохо, но через несколько дней мы с Элли поняли, почему октопауки похитили. – Мы проговорили об этом целый вечер, – продолжила Элли. – Мы обе были ошеломлены, потому что понять не могли, как сумели они узнать. – _Что_ узнать. – спросил Ричард. – Простите, дамы, но я с трудом понимаю. – Они знали, что я больна RV-41, – сказала Эпонина.

– И Арчи, и Синий Доктор – это другой октопаук, он – врач; мы называем его Синим Доктором потому, что, когда он говорит, ярко-синие полосы у него затмевают все – Минуточку, – Николь энергично качала головой. – Позвольте. По твоим словам, октопауки _знали_, что ты больна RV-41.

” Она попросила Орла остановить платформу непосредственно над одним из больших зеленых куполов. – А внутренности этого купола похожи на то, что было в Изумрудном – Не совсем, – ответил Орел. – Масштаб совершенно иной. Область обитания октопауков на Раме представляла собой сжатый микрокосм.

Я действительно буду очень обязан тебе за это, – озабоченно проговорил Патрик. Николь еще не видела сына таким расстроенным. – Не знаю, что делать, – промолвил Патрик, оставшись вдвоем с Николь. – Все произошло так внезапно. Мне кажется, что Наи ведет себя совершенно неразумно, но я не могу. – голос его угас. – Мама, она хочет, чтобы все мы переписались на Носитель.

Все до единого. Ты, я, Кеплер, Мария. Макс.

Несколько минут они шли до северо-восточной оконечности этого комплекса. Он состоял из ряда длинных и узких прямоугольных баков из серого блестящего сплава: каждый из них был шириной метров двадцать в направлении с востока на запад и тянулся в длину на несколько сотен метров; борта поднимались над грунтом примерно на метр. На три четверти баки заполняла жидкость, похожая на воду.

По четырем углам каждого прямоугольника возвышались ярко-красные толстые цилиндры высотой метра в два, увенчанные белыми сферами.

Ричард с Николь прошли целых сто шестьдесят метров с востока на запад, оглядывая каждый бак и толстые шесты, соединявшие соседние баки. В них не было ничего, кроме воды.

Ричард направился к большому тоннелю, и когда до него оставалось примерно двадцать угловых градусов, длинный ход осветился. Тоннель напоминал огромный канализационный коллектор, словно где-нибудь на Земле. Как только вдали послышались первые звуки, оставшаяся часть исследовательского отряда торопливо приблизилась к Ричарду.

И менее чем через минуту вагон, невольно напомнивший всем метро, выскочил из-за поворота и остановился примерно в метре от шахты с шипами.

Салон вагона также был освещен. Сидений не было, от пола к потолку тянулись вертикальные шесты, разбросанные по вагону в кажущемся беспорядке. Примерно через пятнадцать секунд после прибытия вагона дверь его скользнула в сторону, а через пять секунд на противоположной оконечности платформы появился идентичный аппарат, почти в десять раз Макс, Патрик и Эпонина не раз слыхали историю о двух загадочных вагонах подземки, но одно дело слышать, а другое – видеть своими глазами.

– Так что, друг, ты действительно решился на .

Припасов тебе должно хватить на несколько недель. – И прокомментировал со смешком: – К тому же роботы могут свободно входить и выходить, если только их свиньи не слопают. Они будут единственной твоей связью с внешним миром и дадут тебе знать, когда настанет время приступать к исполнению второго этапа плана побега. – Значит, я не скоро снова увижу. – спросила Николь.

Как насчет города октопауков. – Ты действительно хочешь. Николь кивнула. В зале немедленно стало темно. И когда через две секунды Николь повернулась к свету, платформа летела над темно-зеленым океанским – Где мы находимся. – спросила. – И куда мы летим. – Сейчас мы оказались примерно в тридцати световых годах от вашего Солнца, – ответил Орел, – на первой океанской планете, колонизированной октопауками после исчезновения Предтеч.

Как ты видишь, мы летим над морем, примерно в двух сотнях километров от самого знаменитого из городов октопауков.

Все мы _умрем_. – спросила Николь с легким испугом. – Не сразу, – ответил Орел. – Но я не могу гарантировать, что каждый человек переживет время сна.

Может, это странно, но идея не кажется мне привлекательной. Не знаю почему, но я против нее: быть может, потому, что пока не вижу, зачем мне жить. Вот если бы Ричард был со. На мгновение ей вновь представился видеозал, последние моменты жизни Ричарда в замедленной съемке. Она не вспомнила об этом моменте после пробуждения.

– А можно мне задать личный вопрос. – спросила Николь.

Он широко распространился меж звезд и сохранял способность к космоплаванию почти миллион лет. Эти блестящие инженеры воздвигли несколько самых удивительных сооружений из всех, которые мы видели. Их сфера влияния распространялась и в конце концов охватила больше двадцати звездных систем.

Никки тихо плакала – девочка не могла понять полностью, что происходит. Она была слишком мала для. “Роберт повернулся и, помахав рукой, вошел в вагон. Через несколько секунд тот исчез в тоннеле. Менее чем через минуту общую печаль нарушили радостные вопли, доносившиеся с площадки. – Эй, там внизу, – прокричал Макс. – Приглашаю на вечеринку. Николь поглядела под купол. На этом расстоянии в тусклом свете она могла увидеть радостные улыбки новобрачных. “Ну что же, – подумала она, все еще переживая потерю, выпавшую на долю дочери.

– Радость и печаль, печаль и радость.

Они неразлучны – и на Земле, и на звездных мирах. во все времена”. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.

Вернувшись, Ричард открыл дверь в коридор, по которому они бежали из пятиугольного сооружения. И едва дверь распахнулась, они с Николь услыхали отчетливый шум, издаваемый металлическими щетками. Николь вскочила на ноги. Ричард закрыл дверь и, не издавая ни звука, поспешил к .

По-моему, иглу – это нечто вроде бивака, ну, хижины в лесу, если хотите. Николь попыталась представить себе, как все вдесятером уместятся в тесном, по словам Патрика, помещении. – Понимаю, Макс, – сказала она, – но что ты предлагаешь. – Почему бы кое-коему из нас не подняться туда и не оглядеться повнимательней. Быть может, во время своей короткой вылазки Патрик что-либо упустил из виду. В любом случае мы должны вести себя так, чтобы наши поступки были очевидными.

Не похоже это на октопауков – ставить нас в неопределенное положение.

На разведку направили Ричарда, Макса и Патрика.

Она вновь закрыла глаза, пытаясь в точности вспомнить цветовые вспышки, которые видела на теле царицы до и после события. “Что говорили октопаукам эти яркие пятна, о чувствах царицы. Или они каким-то образом умеют, – гадала Николь, – богатыми красками поведать сложные чувства, даже экстаз, – лучше, чем это делают люди своим ограниченным звуковым языком?” Ответов не.

Николь знала, что у нее есть дела за пределами этой палаты, но не хотела расставаться с уединением.

Ей было жаль, оторвавшись от возвышенных чувств, обращаться к повседневной рутине.

Если вы не можете обойтись без ссор, ступайте в дом. Через несколько секунд голубой мяч опять заскакал по улице, и все трое детей радостно бросились за. – А ты не хочешь пить. – спросила Наи Патрика. – Не откажусь. у тебя не осталось того светло-зеленого дынного сока, который Геркулес принес на прошлой неделе. Он действительно вкусный. – Да, – ответила Наи, наклоняясь к небольшому шкафчику, в котором держала прохладительные напитки.

– Кстати, куда пропал Геркулес.

Я не видела его несколько дней. Патрик расхохотался. – Дядя Ричард не отпускает его, они целыми днями сидят над автоматическим переводчиком. Элли и Арчи тоже каждый день бывают у .

“А что бы ты делала, – спросил Николь внутренний голос, – на месте Наи. Разве ты утром не ударилась в панику, представив себе, что тебя могут отделить от Бенджи?” -. Может быть, ты поговоришь с ней, мама, – предложил Патрик, – когда она закончит медитацию. Она выслушает: Наи всегда говорила, что уважает тебя за мудрость. – Возможно, ты хочешь, чтобы я ей что-то передала от.

– спросила – Скажи .

И мне все время хочется поговорить с. Кроме того, когда Синий Доктор сообщила мне о смерти Геркулеса, я сразу же подумала, что должна повидаться с Кэти до того, как умру. Не знаю, почему я этого захотела и о чем намеревалась с ней говорить, но в наших отношениях еще очень много неясного. В комнате вновь наступило долгое молчание. – Прости за проявленную бесчувственность, – сказал Ричард.

“Все в порядке, Ричард, – подумала Николь.

– Не в первый. И не в последний. Даже самые близкие пары не всегда понимают друг друга”. Николь потянулась и погладила мужа. – Извинения принимаю, – проговорила она, целуя его в щеку.

Blind Dating – Chris Pine



Hello! Would you like find a partner for sex? Nothing is more simple! Click here, registration is free!